Прогноз погоды

О сайте

  • Так говорится в Книге Книг и с этим трудно поспорить. В начале было слово, потому как до проявления слова и речи человек еще не был, собственно, человеком. Именно слово и речь отличают его, в первую очередь, от остальных представителей животного мира. Речь - неотъемлемая часть нашей жизни. Слова - ее составляющее. Но еще, слова - это целые истории, отдельные жизни...
    О происхождении, значении, истории и магии слов.
  • Ключевые слова:
    архаизмы, значения, истории, магия слова, неологизмы, речь, символы, слова, этимология, языки
  • Хозяин сайта:
    Ася Митрофанова


Блог

<< < назад вперед > >>

Омонимы и их разновидности

Омонимы —  это разные по значению, но одинаково звучащие или пишущиеся единицы языка - слова, морфемы.
Происходит от греческого homos — одинаковый и onyma — имя.
Различают несколько видов омонимов: полные и частичные, графические и грамматичекие, фонетические и омонимичные.

У полных/абсолютных омонимов совпадает вся система форм. Например, ключ (для замка) — ключ (родник), горн (кузнечный) — горн (духовой инструмент).
У частичных совпадают по звучанию не все формы. Например, ласка (животное) и ласка (проявление нежности) расходятся в форме родительного падежа множественного числа — ласок — ласк.

Графические омонимы или омографы - слова, которые совпадают в написании, но различаются в произношении (в русском языке из-за различий в ударении).
От греч. homós - одинаковый и grápho - пишу.
Атлас — атлАс
вЕсти — вестИ
вИски — вискИ
дОрог — дорОг
зАмок — замОк
зАпах — запАх
здОрово — здорОво
кОзлы — козлЫ
лЕсок — лесОк
мАло — малО
мУка — мукА
пЕкло — пеклО
прИстань — пристАнь
сОрок — сорОк
Уже — ужЕ

Грамматические омонимы или омоформы - слова, которые одинаково звучат лишь в некоторых грамматических формах и при этом чаще всего принадлежат к разным частям речи.
Лечу самолетом и лечу горло (в других формах — лететь и лечить, летел и лечил и т. п.); острая пила и пила компот (в других формах — пила и пить, пилы и пьют и т. п.).

Омонимичные морфемы или омоморфемы - морфемы, совпадающие по своему звуковому составу, но различные по значению.
Происходят от греческого homos — одинаковый и morphe— форма.
Например, суффикс -тель в существительных преподаватель (значение действующего лица) и выключатель (значение действующего предмета); суффикс -ец в словах мудрец, самец, резец и братец; суффикс -к(а) в словах речка, тренировка, массовка и аспирантка.

И самые интересные, Фонетические омонимы или омофоны - слова, которые звучат одинаково, но пишутся по-разному и имеют разное значение.
Происходит от греческого ὀμόφωνο «звукоподобие».   
Примеры в русском языке:

порог — порок — парок,
луг — лук, плод — плот,
туш — тушь,
падёж — падёшь,
бал — балл,
косный — костный,
предать — придать,
эмиттировать — имитировать.

В русском языке два основных источника омофонии суть явление оглушения согласных в конце слов и перед другим согласным звуком и редукция гласных в безударной позиции.

К омофонии относят также случаи фонетического совпадения слова и словосочетания или двух словосочетаний. Используемые буквы могут полностью совпадать и различие в написании заключается только в расстановке пробелов:

в месте — вместе,
во все — вовсе,
из мяты — измяты,
из люка — и злюка,
не мой — немой.

В английском омофоны возникли вследствие исторически сложившегося разного обозначения на письме одного и того же согласного или гласного звука, например:

whole — hole,
knew — new.

Во французском языке наблюдаются целые ряды омофонов, состоящие из трёх-шести слов, одна из причин чего заключается в том, что во французском не читаются многие конечные буквы.

Источники: Википедия, Словари, Справочники 


Комментарии: 11
21
26 фев 08, 19:28 Ася Митрофанова 0

Койне

Койне (произносится койнэ́ или кайнэ́, неизменяемое) происходит от греческого - κοινὴ διάλεκτος - koine dialektos — общий язык;

— это функциональный тип языка, используемый в качестве основного средства повседневного общения с широким диапазоном коммуникативных сфер в условиях регулярных социальных контактов между носителями разных диалектов или языков.

Первоначально  койне применялся в лингвистике лишь к общегреческому языку, сложившийся в 4 в. до н. э. на основе аттического диалекта древнегреческого языка с элементами ионического диалекта и во второй половине первого тысячелетия н. э. распавшийся на ряд диалектов, которые легли в основу современных диалектов греческого языка.

  

В современной социолингвистике койне понимается шире — как любое средство общения  (главным образом устного), обеспечивающее постоянную коммуникативную связанность некоторого региона. Это общий язык, образующийся на основе смешения ряда родственных диалектов и заменяющий их все. В качестве койне может использоваться один из родственных диалектов или языков, смешанный диалект или язык, нормализованная литературная форма на базе одного или нескольких диалектов или языков. Примером естественного койне служит латинский язык, вобравший в себя наречия разных италийских племён, пример искусственного койне - санскрит.

Различаются городские койне и койне ареала (страны). В роли койне может выступать:    
-  наддиалектная форма определённого языка, развивавшаяся на базе одного или нескольких диалектов,
- один из языков, представленных в данном ареале.

Например, в многоязычной Республике Мали в качестве койне распространился язык бамана (бамбара), имеющий наддиалектическую форму, сложившуюся как столичное койне в Бамако.

Помогала Википедия.


Комментарии: 8
16
7 апр 08, 15:45 Ася Митрофанова 0

Безумие и сумасшествие

Эти два слова очень употребимы, и в разговоре, и в литературе, и в прямом, и в переносном смысле. Произнося какое-нибудь из них, не всегда вдумываешься в их специфику, чаще это происходит интуитивно, как сильный эпитет. Я частенько ловлю себя на том, что не придаю значения разнице этих двух слов и их синонимов. И не только я, но и многие словари совершенно безоглядно соотносят их друг с другом, называя синонимами.

Конечно, может быть, вовсе необязательно чувствовать их различие, употребляя их, как выражение чего-то из ряда вон выходящего. И вы в праве сказать, что разговор ни о чем. Но меня всегда интересовали тонкие грани похожих слов. Что-то такое колышущееся и не видимое с первого взгляда. Надеюсь, таким же как я , копателям языка будет близко подобное словоблуждание.

Итак, Безумство и Сумашествие. Если взять прямой смысл этих слов, обозначающий ненормальное состояние человека, то получается, что - безумными признаются люди, не имеющие здравого рассудка с самого их младенчества; сумасшедшими же почитаются те, коих безумие происходит от случайных причин, другими словами, является приобретенным.

Собственно, картина ясна из явного происхождения самих слов. Безумный - тот, что без ума совсем, и подразумевается, что ума у него и не было. А сумасшедший - тот, у которого ум был, но он "с него сошел".

Отсюда и разница в синонимах этих слов. И в их употреблении - в прямом, и в образном смысле.

Самое, пожалуй, интересное слово, которое является прямым синонимом безумного, но своей спецификой и историей - Юродивый. Это помешанный, чудаковатый человек, у которого, явное с рождения, отсутствие логического ума. Юродивого еще называют дурачок, Божий человек, блаженный.

В старой Руси Юродивый - это подвижник, ведущий аскетический образ жизни, нищий скиталец, обладающий, по мнению верующих, даром прорицания. Некоторые юродивые выдавали себя за безумцев, другие - в действительности страдали умственными расстройствами.

В народе почитались святыми, некоторые канонизированы Русской православной церковью, например, Василий Блаженный (16 в.).

По внешнему виду юродивый подобен обыкновенно безумному, еле прикрыт одеждой, произносит малопонятные слова, но - обличает сильных и злых, предвидит грядущие события.

"Знаю только то, что он с пятнадцатого года стал известен как юродивый, который зиму и лето ходит босиком, посещает монастыри, дарит образочки тем, кого полюбит, и говорит загадочные слова, которые некоторыми принимаются за предсказания, что никто никогда не знал его в другом виде, что он изредка хаживал к бабушке и что одни говорили, будто он несчастный сын богатых родителей и чистая душа, а другие, что он просто мужик и лентяй". Лев Толстой, "Детство".

Происходит слово от старославянского уродивый, урод, от род -"плод, рожденный" - с отрицательным у-. Воссходит к древнегреческому - оуроc - глупый.

Еще синонимами безумному - так или иначе близкими - можно обозначить такие слова, как безрассудный, бестолковый, безмозглый, безголовый, пустоголовый, тупой, неразумный, недалекий, ограниченный, полоумный, придурковатый, слабоумный, скудоумный.

Хотя чем дальше, тем больше мы приближаемся к значению человека слабого умом, то есть, дурака. А в безумии, как мне кажется, есть что-то от божественной нотки. Может быть, даже без-ума означает не отсутствие ума, как такового, а наделение сверх-умом, неким чувствованием, высшей интуицией, что больше сближает со значением блаженного человека. Возможно, отсюда так же божественное безумие гения...

В качестве иллюстрации предлагаю вам посмотреть документальный фильм-передачу "Юродивые".

 


Комментарии: 8
15
25 мар 08, 17:09 Ася Митрофанова 0

Алфавит на крыльях бабочек

Фотохудожник Kjell Sandved потратил ни одно десятиление, для того, чтобы собрать весь английски алфавит на крыльях бабочек.

















Потрясающе, да?

А представляете как им красиво писать:


Комментарии: 13
14
28 янв 08, 14:02 Таня

Лапсердак

Слово лапсердак мне знакомо с детства. Так любит выражаться моя бабушка, когда речь идет о каком-нибудь нелепом пиджаке или полупальто.  

Действительно, в русском языке слово Лапсердак употребляется в значение - лохмотья, бедность. Так обычно говорят о нелепой, плохо сшитой одежде.

Однако, значение слово берет от немецкого  Lappen - тряпка и польского serdak - кафтан, безрукавка, в сложении с идишем la"b - лиф, верхняя часть одежды. 

 

Таким образом, Лапсердак - это долгополый мужской сюртук верующих евреев. Крой лапсердака окончательно сложился к началу 17 в.

С того времени лапсердак - отличительная черта мужского еврейского костюма в странах Западной и Восточной Европы, причём на территориях, входивших в состав Российской империи (Польша, Литва, Украина), вплоть до начала 20 в. 


Комментарии: 21
13
26 мар 08, 13:10 Ася Митрофанова 0

Дашики

Открыла совершенно новое для себя слово -  Дашики.

Оказывается, это свободная яркая, цветастая африканская рубашка с длинными рукавами. Она надевается через голову и имеет v-образный разрез горловины. Дашики никогда не заправляется в штаны, а напротив носится насколько возможно свободнее.


Дашики происходит из Западной Африки. На языке Йоруба  - da`n'siki - дашики.

Была популярна среди хиппи. Они носили дашики из-за их красивых цветных рисунков с африканским орнаментом. Дашики все еще очень популярны среди африканских музыкантов.


Комментарии: 6
12
19 мар 08, 16:21 Ася Митрофанова 0

Такое "русское" ругательное слово...

Предлагаю вашему вниманию статью Сергея Курия из электронного журнала "Школа Жизни.ру. Журнал вопросов и ответов".

Откуда пошли ругательства «Шаромыжник», «Шваль», «Шантрапа», «Подлец»? 

 

Шаромыжник 

Да, да, почтеннейший мой книжник!
Заткни фонтан и не рюми –
Ведь косолапый шаромыжник
Произошел от cher ami.

(В. Князев «Патриотическая филология»: Русская стихотворная сатира 1908–1917-х годов»)

1812 год… Ранее непобедимая наполеоновская армия, измученная холодами и партизанами, отступала из России. Бравые «завоеватели Европы» превратились в замерзших и голодных оборванцев. Теперь они не требовали, а смиренно просили у русских крестьян чего-нибудь перекусить, обращаясь к ним «сher ami» («любі друзі»). Крестьяне, в иностранных языках не сильные, так и прозвали французских попрошаек – «шаромыжники». Не последнюю роль в этих метаморфозах сыграли, видимо, и русские слова «шарить» и «мыкать».

Шваль 

«– ...С тобой она будет не такая, и сама, пожалуй, этакому делу ужаснется, а со мной вот именно такая. Ведь уж так. Как на последнюю самую шваль на меня смотрит». (Ф. Достоевский «Идиот»)

«Смирнов, как и многие из тогдашнего общества, говорил по-французски дурно. Он был охотником до лошадей и часто употреблял слово «cheval», которое дурно произносил, так что Цуриков говорил ему: «Сам ты шваль!» (А. Дельвиг) 

Так как крестьяне не всегда могли обеспечить «гуманитарную помощь» бывшим оккупантам, те нередко включали в свой рацион конину, в том числе и павшую. По-французски «лошадь» – cheval (отсюда, кстати, и хорошо известное слово «шевалье» – рыцарь, всадник). Однако русские, не видевшие в поедании лошадей особого рыцарства, окрестили жалких французиков словечком «шваль», в смысле «отрепье».

Шантрапа 

«– ...Он только и мечтает, как бы скорей попасть в каталажку и начать объедать полицию! Это не настоящий преступник, а шантрапа с пустыми карманами. Что с него возьмешь, когда у него даже на обед денег нет?..» (Н. Носов «Незнайка на Луне»)

Не все французы добрались до Франции. Многих, взятых в плен, русские дворяне устроили к себе на службу. Для страды они, конечно, не годились, а вот как гувернеры, учителя и руководители крепостных театров пришлись кстати. Присланных на кастинг мужичков они экзаменовали и, если талантов в претенденте не видели, махали рукой и говорили «Сhantra pas» («к пению не годен»). Дальнейшая история этого слова, думаю, ясна.

Подлец 

«Разумеется, он подойдет ко мне и подаст руку, а я, к примеру, попрошу его разъяснить мне, подлец он или кретин, потому что кретинам я подаю руку, а подлецам – никогда». (С. Лем «Осмотр на месте») 

А вот это слово по происхождению польское и означало всего-навсего «простой, незнатный человек». Так, известная пьеса А. Островского «На всякого мудреца довольно простоты» в польских театрах шла под названием «Записки подлеца». Соответственно, к «подлому люду» относились все не шляхтичи. Д. Ушаков в своем толковом словаре указывал, что слово «подлец» первоначально означало: принадлежащий к крестьянскому, податному сословию и употреблялось как термин, без бранного оттенка». Впрочем, чего уж там таить – все основания для такой эволюции были (ни для кого не секрет, как относилось любое дворянство к простому люду). Сначала слово проникло на территорию Украины, а после присоединения в XVIII в. части Польши к России прочно вошло и в русский язык.

«Гнусно дворянину завидовать благополучию подлейших себя». (А. Кантемир)

«Изменник помог Пугачеву вылезть из кибитки, в подлых выражениях (льстивых, унизительных – С.К.) изъявляя свою радость и усердие…».
«…Целуй руку, целуй руку, – говорили около меня. Но я предпочел бы самую лютую казнь такому подлому унижению».
(А. Пушкин «Капитанская дочка»)

Когда же к середине XIX века либеральная интеллигенция увлеклась народническими идеями, слово «подлый» применительно к простонародью стало считаться оскорбительным и за ним стало закрепляться хорошо ныне известное второе значение – «низкий», «бесчестный». Уже в журнале «Северный вестник» 1804 г. писали: «Выражение подлый язык есть остаток несправедливости того времени, когда говорили и писали подлый народ; но ныне, благодаря человеколюбию и законам, подлого народа и подлого языка нет у нас! А есть, как и у всех народов, подлые мысли, подлые дела. Какого бы состояния человек ни выражал сии мысли, это будет подлый язык, как, например: подлый язык дворянина, купца, подьячего, бурмистра и т. д.». Хотя в то время слово «подличать» обозначало «заискивать, унижаться, выслуживаться» (например, в грибоедовском «Горе от ума» Софья говорит Молчалину, ползающему перед ней на коленях: «Не подличайте, встаньте»), а отнюдь не совершение какой-то гадости втихомолку, как понимается ныне.

Школа Жизни.ру


Комментарии: 11
10
6 фев 08, 13:07 Ася Митрофанова 0

«Хлебное» словотворчество

«Словотворчество - враг книжного окаменения языка и, опираясь на то, что в деревне около рек и лесов до сих пор язык творится, каждое мгновение создавая слова, которые то умирают, то получают право бессмертия, переносит это право в жизнь писем». Велимир Хлебников 

Разворот «Изборника» В.В.Хлебникова с рисунками работы П.Н.Филонова

В своем словотворчестве Хлебников воскрешает первозданный смысл слова. Соединив «могущество» и «богатырь» в «могатырь», он словно вылепил живую скульптуру былинного богатыря. Соединив слова «мечта» и «ничто» в «мечтоги», поэт обнажил первозданную сущность слова «мечта», где есть и «ничто» и «нечто»

Неологизмы, которыми пользуется Хлебников, в основном построены по единому принципу: поэт берет русские, славянские корни и суффиксы и соединяет их так, как раньше никто не соединял.

Например, неологизм «облакиня»  образован от основы -облак- с помощью суффикса -ин(я) по аналогии со словами «богиня», «княгиня». Таким образом, облакиня - это облачная богиня, богиня облаков. 

В  другом стихотворении встречается неологизм «времирь».  Он образован от корня -врем- с помощью концовки -ирь. Получается птица, пободная снегирю. Все эти неологизмы не противоречат строю русского языка. 

Метафоричное словотворчество Хлебникова непридуманно, но органично. Его «нечтоги-мечтоги», «богатыри-могатыри», «негодяи-нехотяи», его журчащие «нетурные зовы», его словотворчество от корня «люб» — неистовое любовное заклинание: «любхо», «любленея», «любвея»...— воспринимаются так, словно это выписки из словаря «Живого великорусского языка».

Иногда созданные Хлебниковым поэтические слова слетали со страниц и облекались плотью живой жизни. Так случилось со словом «летчик», сотворенным поэтом от корня «лет». Слово взлетело в небо, облеклось в голубую форму, стало человеком, летящим в небе.
Этому невозможно подражать — это надо чувствовать, чтобы давно знакомые слова звучали в тексте первозданно метафорически.

« Из словаря неологизмов Велимира Хлебникова: А и Б».  Н.Н. Перцова.

Ипользован материал из статьи «Звездная азбука Велимира Хлебникова» и книги о Хлебникове, написанной Софьей Старкиной.


Комментарии: 5
9
6 фев 08, 15:44 Ася Митрофанова 0

Иное словотворчество

Не знаю, имею ли я право писать об этом, но в последнее время четко прослеживается тенденция толковать заимствованные и иностранные слова на славянский лад. Вот, например, "толкование" слова "культура". В русском языке есть славянский аналог этого слова - "самобытность", но новоявленным лингвистам этого показалось мало.

"Культура – состоит из многих корней: ку+ль+т+у+Ра. При фрагментарном расшифровывании получаем следующее: ку (ка) – душа (сравните – египетское «ка» – душа), ль – ле – лежать, пребывать, т – твердый – несокрушимый; - у – петь, прославлять – Ра – Бога Ра (солнце, радость). Следовательно, культура в этом понимании переводится как: «душа пребывает в несокрушимом прославлении радости». Если же мы присоединим к этому пониманию слов «свет, радость», то они использовались изначально как определение мысли, творчества, которые изначально – есть радость познания и самодостаточности. Ра – солнце – символ мысли и мышления. Ментальность – мышление – мысль - солнце обозначается единицей и означает сущность и направленность их движения и качества. То есть, культура – изначально понимается как творение (творчество) несущее радость, дающее человеку несокрушимость. Она должна создавать для этого необходимые условия, в которых человек будет благоприятным образом развиваться. В этой транскрипции становятся понятными многие слова, которые сложно проанализировать и дать им определение. Слово «мудрость» расшифровывается следующим образом му-д-ро-сть. Му – мой, д – дом, ро – Ра (солнце) сть – стоит. Мой дом у солнца (Ра) стоит. Это показывает и социальное положение – у солнца – высоко, у солнце, читаемого как знания, мысли - необходимые знания, которые позволяют это сделать. Следовательно, знания выводят человека на высокий интеллектуальный уровень, где помыслы сосредоточены на солнечном уровне понимания окружающего или, говоря языком древних «мгновенного проникновения в изначальную суть вещей» и, одновременно, высокий социальный уровень, где ему позволительно иметь дом у солнца; или одновременное сочетание обеих позиций. В языке скрыты смыслы, где слова являются командами, фиксирующими и явные и скрытые его аспекты. Поэтому каждое конкретное слово обозначает не просто локальную определенность, но и всю окружающую это слово инфраструктуру. Язык — носитель смыслов-конструкций, смыслов-действий, несущих определенную программу."

Может быть подобные изыски поднимают национальный дух?


Комментарии: 21
9
13 фев 08, 12:11 Уошу Ли

ИНВЕКТИВА

ИНВЕКТИВА

(англ, invective - обличительная речь, брань) - культурный феномен социальной дискредитации субъекта посредством адресованного ему текста, а также устойчивый языковой оборот, воспринимающийся в той иной культурной традиции в качестве оскорбительного для своего адресата. Механизмом И., как правило, выступает моделирование ситуации нарушения культурных требований со стороны адресата И., выхода его индивидуального поступка за границы очерчиваемой конкретно-национальной культурой поведенческой нормы, - независимо от степени реальности и в целом реалистичности обвинения (усеченным вариантом И. является векторно направленная на адресата артикуляция терминов, обозначающих физиологические отправления или части тела, фиксированные в данной традиции в качестве непристойных). Соответственно этому, сила И. прямо пропорциональна силе культурного запрета на нарушение той или иной нормы; максимально инвективный смысл обретают, таким образом, вербальные конструкции, моделирующие табуированное поведение. Это обстоятельство обусловливает широкий спектр семантического варьирования И. в зависимости от наличия и аксиологической наполненности в конкретных культурах различных нормативных требований и запретов: для архаических культур, аксиологически акцентирующих ролевую состоятельность и трудовые навыки, характерны И., моделирующие формы поведения с низким адаптационным потенциалом (И. со значением "неумеха" у эскимосов или "безрукий" на Таити); для культур, акцентирующих пищевые запреты и предписания, типичными являются И., связанные с моделированием ситуаций поедания табуированной пищи, несъедобных предметов, экскрементов (например, И. "ты ешь зеленых китайских тараканов" на Самоа); для культур, жестко регламентирующих сексуальную жизнь, присущи И., моделирующие ненормативное поведение в данной сфере: инцестуозные И. (типа инвективно-го совета вступить в интимные отношения с собственной старшей сестрой или матерью в индийском механизме издевательского отказа жениху) и оскорбления, относящие инвертируемого субъекта к противоположному полу или предполагающие его перверсивность (адресованные мужчине синонимы лат. clitor на суахили; русская идиома, эвфемически замененная "оборотом на три буквы" и др.); в культурах, высоко ценящих чистоплотность, в качестве И. воспринимаются вербальные модели несоблюдения гигиенических тре-дований (И. со значением "грязный", "немытый" в немецкой и японской традициях, - ср. также выражения "грязные ругательства" в русском и dirty dozen ("грязная дюжина") в аналогичном значении в английском языках); для культур, высоко ценящих родственные узы, максимальными являются И., ставящие адресата вне семейных связей (bastard в итальянской культуре, psa krev (песья кровь) в польской, "сукин сын" в русской); для культур с остро артикулированной религиозной, в частности - христианской, составляющей наиболее типичные И., выводящие своего адресата из сферы божественного покровительства (англ. God damn - "будь ты проклят Богом") или связывающие его с нечистой силой (русское "иди к черту") и т.п. Нарушение (выход за пределы культурной нормы) могут моделироваться в И. как в программно-технологическом, сценарном (И. со значением "неспособный" в большинстве архаических культур), так и в ценностном (например, "рогоносец"у большинства европейских народов) ее проявлениях. Иногда в качестве ненормативного и нарушающего культурный канон моделируется поведение самого инвектанта, если это ставит в унизительное положение адресата И. (см. угрозу утопить врага в semen в ряде кавказских культур). При переходе культурного запрета в разряд рудиментарных соответствующие И. утрачивают свой культурный статус, при смягчении запрета снижается их экспрессивность (см. стертую семантику современного общеевропейского "черт возьми" в сравнении с медиевальным: в средневековой Испании девушка, произнесшая эту И., считалась морально падшей; аналогично, многочисленные табу, связанные с животными, делали зоонимы мощными И. в архаичных культурах, однако в современной культуре И. типа "зеленая черепаха" у китайцев или "конь" у сербов теряют свою экспрессивность, - между тем, И. "свинья" или "собака" сохраняют свой статус в контексте мусульманской культуры). В экстремальном варианте частое употребление утратившей свой исходный смысл И. приводит к полной утрате ею инвективного значения ("девальвации"), - в вербальной практике массового сознания такие И. выступают в качестве своего рода "денотирующих запятых" (Дж.Х. Джексон). С точки зрения своего адресования И. дифференцируются на: 1) направленные непосредственно на инвектируе-мого субъекта, т.е. моделирующие в качестве девиантного именно его поведение (все, приведенные выше); 2) ориентированные не на самого адресата И., а на тех его родственников, чей статус мыслится в соответствующей культуре как приоритетный: так, при доминировании статуса отца И. направляются именно на последнего (индийская и кавказские культуры), в культурах, где доминирует почитание матери - на нее (русский и китайский мат); направленность И. на жену оскорбляемого подразумевает его неспособность защитить женщину или сексуальную несостоятельность (культуры Азии); 3) адресованные максимально сакрализованно-му в той или иной традиции мифологическому субъекту (от поношений Зевса в античной до оскорбления Мадонны в католической культурах). - И. в данном случае выражает досаду на себя или судьбу (и семантически замещает наказание, как бы инициируя его со стороны означенного субъекта) или выражает вызов року (ср. немецкое Donnerwetter - буквально: "грозовая погода" - и русское "разрази меня гром"). Семантическим ядром И. является сам гипотетический факт нарушения нормативного запрета (вербальная модель которого в контексте соответствующей культуры обладает предельной экспрессивностью), выступающий на передний план по отношению к непосредственному содержанию И. В силу этого И. как культурный феномен практически не совпадает со своим денотативным смыслом, центрируясь вокруг смысла эмоционального: возможность адресации И. не требует ни малейшего реального соответствия поведения индивида предъявляемым ему в И. обвинениям (южно-европейские синонимы слова "гомосексуалист" или славянские синонимы слова "дурак", адресуемые оскорбляемым и просто неприятным инвектанту людям - вне какой бы то ни было зависимости от их сексуальных ориентации и умственных способностей). Кроме того, произнесение И, само по себе есть нарушение запрета, вербальная артикуляция табуированных реалий и действий, что погружает инвектанта в ситуацию, фактически аналогичную ситуации карнавала, позволяющей безнаказанно нарушать жесткие и безусловные в норматино-стандартной, штатной ситуации запреты (Бахтин): от прямого пренебрежения запретом на сквернословие до моделирования для себя табуированных и кощунственных действий. Катартический эффект, создаваемый ситуацией И. для инвектанта, рассматривается в философской и культурологической традиции как фактор предотвращения и снятия возможной агрессии: "тот, кто первым... обругал своего соплеменника вместо того, чтобы, не говоря худого слова, раскроить ему череп, тем самым заложил основы нашей цивилизации" (Дж.Х. Джексон). Отмечено, что в культурах, где мало инвективных идиом (как, например, в японской), оформляется мощный слой этикетных правил и формул вежливости (P.M. Адаме), а рост вандализма и беспричинных преступлений связываются со стиранием экспрессивности И. в современной культуре (В.И. Жельвис). Таким образом, И. рассматривается как один из механизмов замещения реальной агрессии вербальной моделью насилия.


Комментарии: 9
9
21 мар 08, 18:54 И_Р_А I_R_A
<< < назад вперед > >>

Последние комментарии

Словарь смешных слов
Nina
Nina Смешных русских слов- Балдахин

Омонимы и их разновидности
Flora_07 Сперанская
Flora_07 Сперанская Для практической сойдет:)

КРАСОТА
Надежда Рысухина (Дьяченко)
Надежда Рысухина (Дьячен… НАДЕЮСЬ, ЧТО ТЕПЕРЬ ВСЕМ БУДЕТ ПРИЯТНО И ПОНЯТНО.


Поиск по блогу